Котозайцы неистребимы - байка от Льва Константиновича Дурова

Развлечения - Охота - Котозайцы неистребимы

Вы смотрели картину «Серые волки»? Я там Микояна играю. Фильм начинается со сцены охоты на волков. Снимали в Завидово – это правительственный заповедник. Никто, конечно, никаких волков не убивает. Их сшибают снотворным, обливают красной краской, и они спокойно лежат. Спят. Стою я, делаю вид, что целюсь. А рядом топчется какой-то человек в телогрейке. Долго топтался вокруг меня, пока я не выдержал и не спросил: «Вы что-то хотите мне сказать?» А он: «А знаешь, кто я такой? Я егерь политбюро. У меня и в трудовой так записано». – «Так политбюро уж давно нет». – «А про меня забыли… Вот вы про Хрущева тут снимаете, а он мне чуть всю жизнь не искалечил…». Перескажу эту историю так, как сам ее запомнил. Позвонили завидовским егерям однажды, сказали, что на заячью охоту едут Хрущев с Вальтером Ульбрихтом. А зайцев у нас в заповеднике нет! Что делать? Ну, мы привыкли ко всему. Поехал я в соседнее хозяйство, поменял на бутылки зайцев и привез их в клетке... А зайцы ночью умудрились открыть эту клетку и удрали. Утром мне говорят: «Нет зайцев – все ушли. Братцы, что же будем делать?» А в это время сирены орут, едут с мигалками «членовозы». Вылезает из машины Никита. Я и говорю: «Никита Сергеевич, сейчас не сезон, зайцев в заповеднике нет». Он побагровел и стал топать ногой. Кричит: «Как нет? На Руси нет зайцев? Да я тебя сгною!» А потом повел Ульбрихта в охотничий домик. И тут мы вспомнили, что у нас в баньке висят заячьи шкурки. Решили: поймаем на помойке кота, зашьем его в шкурку и выпустим под стволы. Все равно руководители сейчас напьются и ни хрена не поймут. Поймали кота, зашили в заячью шкурку. Его вроде как бы парализовало. Он, видно, не мог понять, что с ним делают. Получился этакий котозаяц. Он не бежал, не прыгал, а мог только ползти. Иду я в охотничий домик. «Зайцы, – говорю, – появились». Они хватают ружья и выскакивают на крыльцо. И видят: ползет это чудовище – котозаяц! Вскидывают стволы – и бах! бах! И вдруг этот заяц: «Мя-а-у!» – и на сосну. Ульбрихт от такой сцены упал в обморок, а Никита орет: «Второй раз Германию победили! Завалили немца!» Потом еще три дня пил в этом домике. Позже Хрущев рассказывал, как он был в больнице у Ульбрихта и тот сказал: «Какой же дурак был Гитлер, что пошел на державу, где зайцы по соснам лазят».